Крис Мурман: как играть, когда противник применяет контроль банка?

VoronovPublishing +440 05190

Контроль банка по самой своей сути – это линия, которую сложно эксплуатировать. Можно ли что-то ей противопоставить, или остаётся только смириться с этим? Найти ответ на этот вопрос попытались Крис Мурман и Байрон Джейкобс, авторы книги «Мурман о покере», которая, кстати, уже больше месяца доступна в официальном русском пepевoде.


Турнир: PokerStars $50 Turbo 6-Max, апрель 2014 года

Рука: 9БубныJЧервы

Позиция: BB

Игроков: 6

Блайнды: 75/150, анте 20

Префлоп: Байрон на большом блайнде с рукой 9БубныJЧервы

UTG – рейз до 300, 4 игрока – фолд, Байрон уравнивает 150

Флоп: (в банке 795) 10Бубны5КрестиJКрести (2 игрока)

Байрон – чек, UTG ставит 450, Байрон уравнивает 450

Тёрн: (в банке 1695) 10Бубны5КрестиJКрести4Крести (2 игрока)

Байрон – чек, UTG – чек

Ривер: (в банке 1695) 10Бубны5КрестиJКрести4Крести2Пики (2 игрока)

Байрон ставит 600, UTG уравнивает 600

Описание раздачи (Байрон Джейкобс)

Блайнды составляли 75/150 фишек, анте – 20 фишек. Моим противником по этой раздаче был игрок на позиции UTG, и о нём мне кое-что было известно. В течение того часа, который я провёл за этим столом, он играл довольно робко и ни разу не изменил своей привычной манере игры. Трижды повторялась ситуация, когда все сбрасывали карты до меня на малом блайнде, я делал мини-рейз, а он делал фолд на большом блайнде. В этой раздаче он открыл торговлю рейзом до 300 фишек, после чего все остальные игроки сделали фолд, а у меня была рука JЧервы9Бубны на большом блайнде. Это довольно слабая рука, чтобы отвечать с ней на рейз игрока UTG с предположительно узким диапазоном рук, но шансы банка 4 к 1 были слишком хорошими, чтобы отказываться. Поэтому я сделал колл, после чего сдали флоп 10Бубны5КрестиJКрести.

В банке было 795 фишек, а эффективный стек составлял 3097 фишек, поскольку стек игрока UTG был меньше моего. Я сделал чек, и он сделал ставку-в-продолжение величиной 450 фишек. Поскольку мой противник, по всей видимости, был предсказуемым игроком, думаю, что ставка несколько сузила его диапазон рук. Я не уверен, что он стал бы ставить с руками, плохо попавшими в этот флоп (например, 6-6 или A-9), поэтому считаю, что его диапазон был смещён в сторону тех рук, которые в этот флоп действительно попали. Однако старшую пару я, пожалуй, не мог сбросить после его ставки-в-продолжение, поэтому сделал колл. После этого банк увеличился до 1695 фишек, а эффективный стек уменьшился до 2647 фишек.

На тёрне на стол пришла третья трефа: 10Бубны5КрестиJКрести4Крести, и я сделал чек.

Возможно, такая игра может показаться немного робкой, но если бы игрок UTG поставил снова, думаю, я бы сбросил карты. Поставив, он бы вплотную приблизился к тому, чтобы стать зависимым от банка, а его диапазон для ставки, по моему мнению, состоял бы из рук, которым я уже проигрывал, и рук, которые имели отличное эквити по сравнению со мной (например, A-K, A-Q или K-Q с трефовой картой). Однако он ограничился чеком, после чего я решил, что моя рука почти наверняка лучшая.

На ривере пришла бланковая карта: 10Бубны5КрестиJКрести4Крести2Пики, и теперь я хотел поставить столько, сколько он смог бы уравнять. Поскольку я считал противника робким игроком, а его стек был относительно небольшим, я решил сделать маленькую ставку и поставил 600 фишек в банк величиной 1695 фишек, надеясь, что он уравняет её с десяткой или даже, возможно, с рукой вроде 8-8, пытаясь подловить меня на блефе. Он мгновенно сделал колл и показал руку KКрестиJПики, с которой был впереди в течение всей раздачи. Я почувствовал себя немного неловко из-за того, что сделал «ставку для добора» с худшей рукой, но я не думал, что на тёрне он станет делать чек со старшей парой, когда банк был всего в полтора раза меньше его стека (отметьте, что у него в руке был KКрести). Применять контроль банка на тёрне имело бы смысл при глубоких стеках, но при настолько маленьком эффективном стеке это выглядело крайне глупо. У меня в этой ситуации не обязательно должна была быть сильная рука; карты J-10 на флопе делали возможными множество более слабых готовых рук, а также дро-руки.

Я испытываю смешанные чувства по поводу этой раздачи. С одной стороны (отрицательной), на префлопе я сделал колл вне позиции со слабой (и, как выяснилось, доминированной) рукой, а затем послушно заплатил сопернику, когда общие карты не помогли мне его перекупить. Очевидно, что итог раздачи был не таким, на который я рассчитывал; возможно, это была расплата за мой лузовый колл на префлопе. С другой стороны (положительной), моё наблюдение, что противник был очень робким игроком, оказалось верным, и в этой раздаче я избежал больших неприятностей, проиграв не намного больше 1000 фишек. Если он постоянно будет недобирать в подобных благоприятных ситуациях, а я (надеюсь) смогу больше добирать с него в ситуациях, благоприятных для меня, то в целом участие в таких банках, возможно, будет приносить мне прибыль, даже если я буду разыгрывать очень пограничные руки.

Анализ раздачи (Крис Мурман)

Ситуация на префлопе была очень граничной. С одномастными J-9 я бы всегда делал колл, а если бы разрыв в моей руке был больше (разномастные J-8 или J-7), я бы делал фолд. Когда с разномастными J-9 получаешь отличные шансы банка против узкого диапазона рук, это пограничная ситуация, решение в которой зависит от наличия у тебя достоверной информации о том, как противник будет играть на постфлопе.

Ты сделал колл, получил старшую пару на очень «дровяном» флопе, и противник поставил больше половины банка. Мне такая ситуация не импонирует сама по себе, и колл кажется единственным вариантом игры. К сожалению, на тёрне лишь немногие карты могли бы тебе понравиться в том случае, если бы там игрок UTG поставил снова. Это один из недостатков колла на флопе с рукой, сильно уступающей диапазону игрока UTG для открытия торговли.

На тёрне пришла 4Крести, завершившая возможный флеш. Однако маловероятно, что у противника была такая сильная рука, потому что JКрести на столе блокировал многие руки с двумя высокими трефовыми картами. В банке теперь было 1695 фишек, а эффективный стек был примерно в полтора раза больше банка. При таких «дровяных» общих картах любая ставка противника, скорее всего, сделала бы его зависимым от банка, а тебе пришлось бы принимать крайне непростое решение. Против всех его ценных готовых рук у тебя почти не было шансов на победу. Большинство его рук для полублефа, такие как A-Q или A-K с трефой, обладали существенным эквити, и против них ты не являлся очень большим фаворитом. Не представляю себе, чтобы при таких «дровяных» общих картах он мог сделать ещё одну ставку, не став при этом зависимым от банка. На этом тёрне он бы не стал играть бет-фолд, поэтому любая его ставка разумного размера по существу стала бы олл-ином, принуждая тебя или сделать фолд, или самому пойти олл-ин.

В действительности на тёрне твой противник сделал ответный чек, поэтому твоя рука, скорее всего, имела хорошие шансы на победу, если только противник не применял слоуплей с «монстром» (опасаясь, что ставка будет смотреться слишком сильно) или контролировал банк с рукой, с которой не рискнул сыграть бет-колл на тёрне. На ривере пришла одна из самых безопасных для тебя карт – двойка не в масть, и ты сделал очевидную ставку для добора величиной около 35% от банка, надеясь, что противник уравняет её с широким спектром рук, предположив у тебя, к примеру, какое-то несросшееся стрит-дро. Мне нравится размер твоей ставки, поскольку она также выполняла роль блокирующей на тот случай, если у противника была старшая пара с более сильным кикером, и не ограничивала твой диапазон рук, так что я не думаю, что противник мог переставить её олл-ином в качестве блефа. Он сделал колл с рукой KКрестиJ, и я не могу критиковать его за такую линию розыгрыша. После того как на тёрне он сделал чек, на ривере очень немногие карты могли быть плохими для его руки, и он позволил тебе поставить для добора с худшими руками, которые на тёрне ты мог сбросить в случае его ставки. Кроме того, на ривере ты мог блефовать с несросшимися дро-руками, которые на тёрне ты бы тоже сбросил. Если у тебя была рука сильнее K-J, то на ривере ты бы вряд ли пошёл с ней олл-ин, потому что рука противника не выглядела очень сильной. Таким образом, сделав на тёрне ответный чек, он не позволил тебе обыграть его на стек с такими руками, как флеш.

Вывод Байрона Джейкобса

Ответный чек противника на тёрне, без сомнения, был более резонным, чем я себе представлял. Пересматривая эту раздачу после комментариев Криса, становится ясно, что противник, пожалуй, не рисковал недобрать с меня, поскольку у него ещё оставалась возможность добрать при бланковой карте на ривере. Более того, он мог спровоцировать меня на блеф и при этом не проиграть весь стек. Забавно: будь я на месте противника, такое решение показалось бы мне довольно очевидным, но увидев на вскрытии, насколько сильной была его рука, я решил, что он, наверное, разыграл её неправильно. Урок этой раздачи следующий: не стоит забывать, что иногда нужно сохранять диапазон рук противника широким, даже если может показаться, что действия оппонента позволяют его сузить.


Это был отрывок из новой книги Криса Мурмана и Байрона Джейкобса «Мурман о покере», официальный русский пepевoд которой вышел в издательстве «Воронов» в форматах PDF и ePub. Купить книгу можно напрямую у издателя через Покерофф по этой ссылке.

Бонусы Pokeroff

Holdem Manager 2 в подарок!
VIP
Групповые тренировки с ПРО
Курс МТТ от гения
Нет комментариев
    Добавить комментарий
    Комментировать без регистрации
      

    На указанную почту придет ссылка для подтверждения

    Отменить

    Узнай первым
    о важных новостях

    Мы будем присылать уведомления
    горячих новостях и статьях!

    Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

    Хочу знать!Буду оставаться в неведении

    Livechat