Крис Мурман: Напился и выиграл три воскресных турнира

PokerMoscow_TV +2431 21273

Сегодня мы представляем вашему вниманию свежее ноябрьское интервью из журнала Bluff с самым успешным в мире турнирным игроком в онлайне Крисом Мурманом. Недавно сумма его призовых перевалила за отметку $10,000,000 — до сих пор такое никому не удавалось!


За ночь до того, как корреспондент журнала Bluff взял у британца интервью, он выиграл турниры Sunday Brawl и T-Rex на фултильте и гарантию $60,000 на Party Poker. Одновременно! Причем с похмелья! Поспав часок, Крис уже беседовал с корреспондентом, рассказав о своих успехах, о том, почему не пользуется вспомогательными программами, о своем пути в покере, о том, почему ему никогда не стать Дойлом Брансоном, не забыв и о том, что его едва не разорил хаотичный бэкинг.


- Крис, что было прошлой ночью?


Крис Мурман: — Ох, это было какое-то сумасшествие! Я выиграл три больших воскресных турнира, чего, разумеется, никогда раньше не делал. Конечно, я собирался играть, но за день до этого друзья позвали меня на какую-то вечеринку, которая в итоге оказалась глобальной попойкой. Том Миддлтон праздновал свою победу на EPT и позвал человек 35 за него порадоваться. Честно говоря, после этого у меня было страшное похмелье, я почти ничего не соображал. Но пропустить воскресенье я не мог! Я пошел домой к Тоби Льюису (еще один британский покер-про, в 2010 году выигравший турнир EPT в Португалии — прим. пер.) и начал играть оттуда. Я понимал, что шансы на успех в такой день у меня крайне невелики, но пропустить воскресное безумие, это как-то…


- Ты был просто в ударе или играл, как бог?


Крис Мурман: — Конечно, у меня проходили все мои приемчики. Возможно, я делал очень правильные фолды. Почти все мои карманки ловили сеты, что тоже немного помогло (смеется). Конечно же, один турнир я всяко должен был выигрывать, но выиграть все три…


- Ты совсем недавно перешел отметку призовых в $10,000,000. Должно быть, ты чувствуешь себя королем мира? Это ощущение помогает в игре?


Крис Мурман: — Это придает уверенности на поздних стадиях турниров. Покер — это вообще соревнование в уверенности в себе. Когда остается два стола, и ты чувствуешь себя превосходно, ты ставишь себе только одну цель — в худшем случае, финишировать в Топ-3, в лучшем — выиграть. И наоборот, когда ты чувствуешь себя неуверенно, то тебе постоянно кажется, что ты в этом турнире задержишься до первого кулера. В турнире T-Rex на Party Poker у меня пропал интернет минут на пятнадцать, когда в игре оставалось человек двадцать. И появился интернет ровно в тот момент, когда в меня прилетели два олл-ина, а у меня — два туза, и снова выиграл.  Еще минут через десять еще два олл-ина в тот момент, когда я собрал сет. У соперника — тузы. Снова победа. Думаю, скилл тут ни при чем.


- Можешь рассказать о своем пути в покере? Как же ты, черт возьми, взобрался туда?


Крис Мурман: — Поначалу я играл только в кэш. Моими основными лимитами были $3/6 и $5/10. Это было лет семь назад, и по тем временам это было довольно дорого. Тогда никто не играл по $100/200. Максимальными ставками были $25/50. Иногда я выбирался поиграть на $20/40. В этой игре я преуспел. Я играл на одном единственном сайте, который не дожил до наших дней. После того, как он умер, я решил зарегистрироваться на PokerStars и Full Tilt Poker. Но я не хотел играть там в кэш, поскольку не мог настроить на этих сайтах свой PokerTracker и HUD, а против новых для меня игроков без софта играть не хотелось. Так что я попробовал зарегистрироваться в турнир.


В кэш в те времена люди играли ужасно, но в турниры, как оказалось, еще в десять раз хуже. Это было просто дико! Я никогда с подобным не встречался. Тогда я и подсел на турниры. Вскоре я выиграл в одном из воскресников на фултильте порядка $13,000 за пятое место (тогда воскресники были еще не столь популярными). Мне очень понравился этот формат и понравилось мультитейблить в турнирах. В общем, я конкретно подсел. После этого я уже не возвращался в кэш — в турнирах играть было в сто раз проще, да и прикольнее. Когда выходишь на финалку, аж дрожишь… Это внесло в мою покерную жизнь свежую волну.


- Какой это был год?


Крис Мурман: — Думаю, 2006-й. С того момента я стал играть турниры на регулярной основе. Поначалу я играл очень консервативно, без мувов и всяких глупостей. Но постепенно я набирал круг общения в покерной среде, и как-то познакомился с одним скандинавом — лучшим другом Аннетт Обрестад. Я многому у него научился и начал играть отвязно. К тому времени у меня уже был довольно тайтовый имидж, что сработало мне на руку. Все против меня выкидывали. Тогда я начал по-настоящему расти, учился разным приемам у разных игроков. Я общался со множеством игроков и пытался помаленьку перенимать у них искусство игры, чтобы в итоге выработать свою собственную манеру.


- Ты играл турниры с разными бай-инами?


Крис Мурман: — Да, я играл все подряд. Меня не волновало, большой это турнир или маленький, дешевый или дорогой. Я играл абсолютно одинаково в ребайнике за $8 и во фризауте на $1,000. Поначалу я держался подальше от ребайников за $100. Я долго следил за игрой в этих турнирах, постоянно делал нотсы на игроков, и когда у меня накопилась приличная база, я стал играть сам — я уже понимал игру своих соперников, а они меня видели впервые, если только не сталкивались со мной в воскреCниках. Это мне помогло.

-  Сколько столов ты играл одновременно? У каждого есть свой предел…


 

 


Крис Мурман: — Сегодня нельзяиграть очень много столов одновременно, поскольку уровень соперников заметно вырос. Даже фиши сейчас играют агрессивно и более или менее понимают, что происходит. Сейчас уже осталось не так много игроков, не способных выиграть турнир. Возможно, они играют не очень, но они действуют агрессивно и то и дело заставляют принимать тебя решения на весь стек. Они уже не лимп/коллят и не чек/фолдят. Все изменилось. В те ранние времена я мог запросто играть 21 стол или вроде того. Сейчас это не пройдет.


А позавчера, когда я снова был очень пьян, я случайно встал на свой монитор и сломал его… И пока не стал его включать, не понял, что он не работает. Так что пришлось доставать ноутбук, на котором много столов не поиграешь. Но поскольку я претендую на Triple Crown, пришлось открывать столько столов, сколько позволял монитор.


Вообще, я лучше всего играю одновременно от 12 до 16 столов. Странно, но это так. Когда у меня открыто меньше 12 столов, я начинаю разыгрывать мусор. Если проходишь глубоко в трех-четырех турнирах, тут ты способен показывать свою лучшую игру. Я знаю игроков, которые играют по пять-шесть столов, не больше. Я бы так не смог. Если бы у меня были открыты пять или шесть столов на протяжении всей сессии, я бы разыгрывал всякую хрень. Большое количество столов помогает мне поддерживать концентрацию.


- Ты самый успешный турнирный игрок в онлайне в мире. Ты когда-нибудь задумывался о том, почему именно ты? Что в тебе, черт возьми, такого особенного?


Крис Мурман: — Думаю, секрет тут в работоспособности. Я крайне критически отношусь к своей игре во время даунстриков. Понимаешь, все вокруг жалуются на бэд-биты, а я никогда не ищу в них оправдания. Вместо этого я выбираю споты и начинаю анализировать, что я сделал не так. Я постоянно стараюсь двигаться вперед. Конечно, место для шага вперед есть всегда. Я всегда думаю о том, что я могу улучшить в своей игре, и в каком векторе работают мои соперники. К тому же, я общаюсь о покере с очень разными людьми, у которых категорически разные мнения на счет тех или иных розыгрышей. Я стараюсь выслушать всех и правильно скомпилировать полученную информацию.


- Был период — два или три года назад, когда твои темпы в плане выигрышей резко снизились. С чем это было связано?


Крис Мурман: — Это было довольно любопытно. Один из худших годов в онлайне для меня был 2010-й. Удивительно, но это совпало с моим прорывом в живом покере. Тогда я финишировал вторым в номинации Игрок года WSOP. У меня было три финалки, но я ни разу так и не выиграл — все время был вторым. Возможно, все это отвлекло меня от игры в онлайне. Мне казалось, что в тот год мне очень везло в живом покере, я практически не проигрывал монетки.


В то же время в онлайне все было совсем иначе. Мне казалось, что я играю неплохо, но ничего не выигрываю. Помню, за год до этого я финишировал в первой 50-ке на OPR по сайту среди сотен тысяч игроков, а в 2010-м остался в районе 200,000. Я не мог в один миг разучиться играть в покер. Это просто демонстрирует дисперсию в онлайне. Поля там огромные. Чтобы набить профит, тебе обязательно понадобится парочка крупных заносов. Можно стремиться поднимать по $4–5 тысяч в неделю, чтобы оставаться на плаву, но настоящий профит таится в этих воскресных турнирах, а именно они тогда мне и не покорялись. Момент возвращения уверенности очень сладок, особенно если успел познать горечь поражений.


- В прошлом ты активно занимался бэкингом. Как это было?


Крис Мурман: — Началось все с того, что один приятель задолжал мне дeнeг, и у него не было возможности в каком-либо обозримом будущем мне их отдать. Тогда мы заключили с ним небольшой бэкерский контракт, что было лучшим способом вернуть мне хоть часть дeнeг. И все сработало — дeньги вернулись. Потом была еще пара таких случаев.


Первым моим успехом в бэкинговых проектах был один из мейнов PCA, где от меня играли трое или четверо парней. Один из них — Тайлер Рейман — стал вторым, выиграв порядка $1,700,000. Я получил больше половины этих дeнeг, поскольку у нас был еще небольшой мейкап. Тот день я провел с кружкой пива у телека, и каждый раз, когда кто-то вылетал с финалки, я зарабатывал сотню тысяч (смеется). Это же кайф! Раньше я гриндил сутками, играл сотни тысяч турниров, чтобы заработать эти дeньги, а тут бац, смотришь покер по телеку и выигрываешь миллион! Это было настоящим сумасшествием. Проснувшись на следующий день, я все еще не мог поверить, что это правда, пока не увидел свои денежки на банковском счете.


В общем, я подсел. Я спонсировал почти всех, кто меня об этом просил. В какой-то момент все вышло из-под контроля. У меня были хорошие игроки, но был и полный шлак, который не отличал пикей от бубей — с моей помощью они играли по гораздо большим ставкам, чем те, с которыми они могли справиться.


Просто поначалу мне в этом везло. У меня были парни, выигрывавшие на EPT, WPT, WSOP, я поднимал на них сотни тысяч. Также я познакомился с множеством отличных игроков, много путешествовал по миру и заводил новые знакомства. Плюсы были очевидны и огромны, но качало меня не по-детски. Мохсин Чаранья выиграл Гранд-финал EPT от меня в Монте-Карло, подняв около миллиона евро. Он переслал мне мою долю, и у меня на аккаунте PokerStars стало очень много дeнeг. На следующей неделе начинался SCOOP со всеми их огромными бай-инами — $2,000, $1,000-турбо, всякое такое. Я вложил в игроков огромное количество дeнeг, полностью потеряв контроль за ситуацией. Все дeньги, которые я выиграл буквально на днях, были засажены. Разумеется, это сильно отвлекало меня и от моей собственной игры — сконцентрироваться было невероятно трудно. В итоге я решил завязать с этим. Это был очень прикольный и фановый период, но он в прошлом. Когда было все в порядке, это классно, но жестоких перепадов я не выдержал. В общем, было круто.



- Был момент, когда ты подумал, что если не закончишь, то можешь полностью обанкротиться?


Крис Мурман: — Да, именно. В бэкинговом процессе очень много дeнeг, и они то прибывают, то убывают. Но это очень непостоянный рынок. Проблем у меня с этим было больше, чем это того стоило. Были и очень удачные покупки, но странные личности все портили.


- Сейчас масса всяких разговоров про покерный софт, говорят, что его повсеместное использование отталкивает от онлайна игроков, которые играют ради удовольствия. Что ты думаешь по этому поводу?


Крис Мурман: — Я в течении некоторого времени пользовался HUD-ом, но в итоге пришел к выводу, что он, скорее, мешает мне, чем помогает. Я основывал свою игру на цифрах на экране, а не на том, о чем действительно думал. Если я принимал решение, основываясь на информации из HUD-а, а затем оказывалось, что оно было неверным, я очень злился. В итоге я прекратил его использовать, несмотря на осознание того, что польза от софта все же есть. Часто у людей за моим столом есть больше информации на наших общих оппонентов, чем у меня. Но я просто чувствовал, что это негативно сказывается на моей собственной игре и ее понимании.


Я могу понять людей, играющих ради удовольствия, которых отталкивает от покера софт, который может поднять уровень игры оппонентов средней руки. Если ты знаешь, какой процент рук с какой позиции разыгрывает твой оппонент, играть против него становится действительно легче, даже если в твоей голове всего половина мозга. В идеале я бы предпочел, чтобы весь софт был запрещен, но я уверен, что этого не произойдет.


- Как ты думаешь, долго ты еще будешь играть в покер?


Крис Мурман: — Думаю, что настанет момент, когда я займусь чем-то другим. Но в данный момент я наслаждаюсь игрой, мне все очень нравится. Как только мне надоест покер, я займусь чем-то еще. Даже не знаю чем. Придет время, и будет видно. Я не думаю, что это будет очень скоро, но когда-нибудь определенно произойдет. Не думаю, что смогу стать вторым Дойлом Брансоном.

Пepевoд и обработка материала - Александр "alexoxol" Гинько.

Статья была опубликована  www.bluffeurope.com

Бонусы Pokeroff

Holdem Manager 2 в подарок!
VIP
Групповые тренировки с ПРО
Курс МТТ от гения
2 комментария
    Добавить комментарий
    Комментировать без регистрации
      

    На указанную почту придет ссылка для подтверждения

    Отменить

    Узнай первым
    о важных новостях

    Мы будем присылать уведомления
    горячих новостях и статьях!

    Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

    Хочу знать!Буду оставаться в неведении

    Livechat