Макс Кац в эфире RTVi и Радио "Эхо Москвы"

LiliD +27253 264937


В прошедший понедельник на ТВ-канале RTVi и в эфире Радио "Эхо Москвы" побывал горячо любимый и страстно ненавистный деятель теперь не только покерного сообщества, но и ныне жителей Щукино в Москве - депутат муниципального собрания Максим Кац. В последнее время Макс не сходит с главных полос СМИ, занимает больше времени в телевизионном эфире, чем PokerStars Pro - Даниэль Негриану и совсем забыл про блог на Покероффе.

Увы, судя по всему, Максу сейчас покер совсем не интересен, но вот покерному сообществу самый громкий блоггер покероффа никак не забудется и мы поделимся записью с одного из последних появлений на телеэкране Максима.

Обработанная аудио-запись ("Радио Эхо Москвы") для плееров



Видео-запись (ТВ "RTVi")


Текстовая версия эфира
Е.АЛЬБАЦ: В эфире радиостанция «Эхо Москвы» и телекомпания RTVi, начинаем нашу программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев.

В России сейчас послевыборные недели и дебаты, и одно из самых интересных событий последнего времени - то, что молодые люди в разных городах страны, в частности, в Москве, пошли в муниципальные органы власти. В Москве 1500 депутатов избирались в местные органы власти и трое из тех, кому удалось пройти, сегодня у меня в студии. Это Вера Кичанова, 20 лет, студентка факультета журналистики МГУ, она избиралась в муниципальное собрание Южного Тушино, Москвы, самый бедный район Москвы. Максим Кац, 27 лет, депутат муниципального собрания района Щукино, самый богатый центр Москвы. Максим Мусин, 28 лет - депутат муниципального собрания района Печатники. Всех вас поздравляю. Вообще на фоне многих неприятных новостей это приятные новости, спасибо вам, что вы это сделали.

Максим рассказывал, что встречался уже с главой управы.

М.КАЦ: Да, я встречался с Бирюковым, мы сегодня порядка 2,5 часов обсуждали вопросы, я пришел с конкретными наказами, которые получал от жильцов в рамках своей предвыборной программы, я прошел около 2 тысяч квартир лично, было очень много просьб и предложений, я ему сформулировал их блоками и нашел, по крайней мере, на словах, полное взаимопонимание. То есть, обозначил свою позицию и провел уже переговоры.

Е.АЛЬБАЦ: Как элегантно вы высказали переговорную позицию с главой управы, что у вас?

М.МОТИН: У меня даже близко ничего подобного не происходит. Моя управа и все органы власти в районе Щукино пока совершенно обалдели от уровня медийности, который на них свалился, не знают, что с этим делать.

Е.АЛЬБАЦ: Что значит "медийность"?

М.КАЦ: Ходят люди с камерами на заседания комиссий – раньше этого никогда не происходило, я пишу в интернет о событиях, происходящих, их читает много людей, я сижу тут – раньше это был локальный уровень, никому не интересный, и других это изменилось. У них много есть дел, которые не терпят такого света. Я встречался с зам.главой управы, мы побеседовали, но в целом, так как у меня есть вопросы по выборам на двух участках, - мне кажется, что там протащили одного кандидата, и явно видно, что протащили – я задаю эти вопросы. Там руководитель местной «Единой России» с совершенно явными нарушениями зацепился за 5-е место в моем округе и прошел. Поэтому, так как я участвую в митингах «За честные выборы», мне трудно вести переговоры в данный момент, когда не решены вопросы по честности выборов на двух участках - 29992 и 29997. Эту позицию я им и заявляю, поэтому мы пока в ступоре.

Они очень нервничают от того, что много журналистов планируют придти на первое заседание муниципального собрания, кто-то даже собирается вести в интернет прямой эфир. ТИК вообще запрещал, говорил, что заседание гласное и журналистам можно присутствовать, но запрещено снимать. Муниципальное не знаю, будет ли запрещать, но они нервничают и мы пока не нашли взаимопонимания. Найдем.

Е.АЛЬБАЦ: Вера?

В.КИЧАНОВА: Я тоже пока не начала переговоры с управой, хотя мы были знакомы и до выборов, я занималась в районе активностью, поскольку я тут выросла, они меня с детства помнят. Хотя уже начали звонить разные люди, избиратели, и просить помочь. На днях меня вспомнила руководительница местного Центра детского творчества, в который я когда-то ходила, и просит помочь.

Е.АЛЬБАЦ: Крыша не поехала еще?

В.КИЧАНОВА: Нет.

М.МОТИН: Я очень доволен, у меня не поехала, мне это все нравится.

В.КИЧАНОВА: У нас избиралось 12 человек. Из них я и еще один человек независимые, а остальные те, кто были.

Е.АЛЬБАЦ: Сколько людей в районе?

В.КИЧАНОВА: 20 тысяч.

М.МОТИН: 20 это в округе, - 60..

В.КИЧАНОВА: У нас была огромная конкуренция. В двух соседних округах 7 было 7 человек на 4 места, у нас 19 на 4 места, прошли 4 и внезапно оказался на пятом месте бывший глава управы, который должен был по моему округу пройти, а тут я влезла.

Е.АЛЬБАЦ: А теперь он будет главой управы?

В.КИЧАНОВА: Его сняли, и он решил остаться во власти, но не получилось.

Е.АЛЬБАЦ: Максим Кац перед выборами распространял листовку: «Муниципальное собрание это бессмысленный орган, не имеющий никаких полномочий, однако я решил принять в этих бессмысленных выборах участие и вручаю вам листовку, напечатанную на мои личные дeньги». Максим, вы считаете, что это бессмысленный орган?

М.МОТИН: Я считаю, что это первый легитимный уровень власти. Если мы говорим про спорт, это то же самое что детский тренер, с точки зрения национальной сборной, наверное, это бессмысленный человек, но именно там делаются конкретные маленькие дела. Я считаю, что если ты адекватно оцениваешь свои силы, можешь грамотно рассортировать просьбы жителей, выстроить правильные отношения с чиновниками, то депутат муниципального собрания это правильный модератор между обществом и властью более высокого уровня. Он более чутко чувствует на местах, что нужно людям, люди к нему относятся с уважением, они его уважают больше, чем чиновника, которого не видели. И да, пока нет конкретных полномочий – депутат не может подписать бумагу и выделить дeньги, добиться капитального ремонта дома, но может выстроить отношения с чиновниками таким образом, чтобы эти вопросы были решены, напрямую решений он не принимает. Но может способствовать. Важно, чтобы он не был одинок – у нас 15 депутатов, если я буду один, будет сложно что-то сделать. Если найти единомышленников, убедить, что наша задача помогать людям, получить большинство голосов, тогда уже можно решать конкретные задачи. Мы делаем бюджет.

Е.АЛЬБАЦ: Максим возглавляет консалтинговую компанию «Футбол.маркет», создал благотворительную организацию «Футбол детям», поэтому апеллирует к примеру детского тренера. Вы избирались независимо?

М.МОТИН: Как независимый – я ни в какую партию не вхожу.

М.КАЦ: Меня выдвигала партия «Яблоко», то есть, я не член партии и ничего особенно общего с этой партией не имею, но они всем желающим оказывали юридическую помощь, помогали и консультировали, и предложили выдвинуться от них, я это использовал.

Е.АЛЬБАЦ: Вы рассчитываете в этом бессмысленном собрании что-либо добиваться?

М.КАЦ: Конечно. Я не знал этой ситуации, но оказалось, что из 125 районов Москвы, 124 приняли уставы муниципальных собраний, которые исключают у них практически все полномочия, 125-й. Щукино, этот устав не принял, там 4 героя продержали все время правления «Единой России», не приняли устав и у нас все депутаты избраны на 5 лет, а в Щукино – на 4 года, и какие-то полномочия есть. Но я планирую и думаю, что это мне удастся, добиваться изменения городской среды - с этим согласны все депутаты, даже «единороссы» и оппозиция щукинская, думаю, что у меня будет широкая коалиция и не исключаю, что я того добьюсь. Но не потому, что у нас есть полномочия – там есть новый уровень общественного влияния. Кроме блога и читателей сейчас есть еще и депутат.

Е.АЛЬБАЦ: Я читала, что вы за свои дeньги ездили учиться в Копенгаген к почетному члену Королевского института британских архитекторов Яну Гейлу, специалисту по урбанистике. Зачем поехали? Думали, что будете избираться?

М.КАЦ: Нет, абсолютно. Мне всю жизнь было интересно, почему одни города лучше других. Когда я сделал свой бизнес, у меня появились дeньги, чтобы жить комфортно и как меня устраивает, я стал в эту тему вникать - кого-то интересует творчество, а меня города. Я стал читать разные материалы на этот счет, общаться с разными людьми. А когда я хочу чему-то научиться, я стараюсь найти какого-нибудь человека, который хорошо это знает и умеет и взять у него уроки, заплатив по той ставке, которую он берет за то, что чему-то учит. То же самое я проделал с урбанистикой – поехал к самому лучшему, на мой взгляд, специалисту по городской среде, по пешеходной, вело-инфраструктуре, месяц сидел у них в офисе арендовал рабочее место, выдергивал специалистов по разным областям - по общественному транспорту, по пешеходной инфраструктуре, площадям, паркам, они водили меня по окрестным городам и показывали – тут мы так спроектировали, тут так. Я учился. Это исключительно моя личная была вещь. Теперь мне хочется это реализовать в России, для этого я и пошел на выборы и хочу привлечь внимание людей к тому, что если не парковать машину посреди тротуара, то город будет удобнее, и еще очень много маленьких вещей, которые решить легко.

Е.АЛЬБАЦ: Как можете заставить людей не парковаться неправильно?

М.КАЦ: Очень просто. Нужно, чтобы люди понимали, что они могут припарковаться не в 10 метрах от входа в нужное место, а в 500. Это достигается с помощью установки нужных столбиков, количества штрафов – это все не сложно. Например, на Тверской разрешили парковку на тротуаре. Две трети заняты машинами. Пешеходов по Тверской ходит примерно 40 тысяч человек в день, автомобилистов паруется примерно 250 человек.

Е.АЛЬБАЦ: Как вы знаете, что там 40 тысяч?

М.КАЦ: Это можно вычислить примерно по станциям метро - из соседних станций метро выходит 180 тысяч человек, мы поделили. Я планирую седлать проект и посчитать, сколько там людей точно. Но это просто небольшой пример. И там есть подземная парковка, но на нее никто не ставит машины, потому что можно ставить на тротуаре. Если запретим ставить и поставим столбики, то люди будут парковаться под землей, и ничего не случится плохого.

М.МОТИН: Думаю, что стоимость пугает людей.

М.КАЦ: Не помню, но, по-моему, там вполне вменяемая стоимость. У меня дома подземную парковку за 7 тысяч рублей в месяц предлагают оплачивать. В принципе это недешево, но это сумма. Которую могут платить многие из тех, кто паруется на тротуарах.

Е.АЛЬБАЦ: В Нью-Йорке 27 долларов в час стоит парковка.

М.КАЦ: И ездят все на метро и такси.

Е.АЛЬБАЦ: Но здесь не хватает такси.

М.КАЦ: Эта проблема будет решаться автоматически – она решается с помощью появления спроса. Сейчас нет спроса на такси, потому что можно припарковать машину посреди тротуара, перекрыв проход 40 тысячам человек. Таких вещей очень много, я хочу их реализовывать, для этого и пошел на выборы.

Е.АЛЬБАЦ: Вера, вам задают вопрос – сколько дeнeг потратили на свою кампанию, и на что конкретно тратили?

В.КИЧАНОВА: У меня ушло примерно 80 тысяч рублей, причем все их я собрала через интернет, это был один из самых интересных моментов в этом эксперименте с выдвижением – сумею ли я собрать, используя своих читателей блока и «Твиттера», собрать дeньги. Мы думали, что соберем 20 тысяч, напечатаем 10 тысяч листовок, и все. Но все в основном ушло на агитацию.

Е.АЛЬБАЦ: У вас была команда?

В.КИЧАНОВА: Да, человек 20-25, - есть у нас такая Либерторианская партия, она не зарегистрирована, мы ждем закона, чтобы попробовать зарегистрировать.

Е.АЛЬБАЦ: Наследники Людвига фон Мезеса.

В.КИЧАНОВА: Да, Адама Смита и подобных товарищей. Я написала в блог пост, ни на что не рассчитывая - вот мои реквизиты, если вам не жалко, можете пepевoдить, я их потрачу – напечатаю тысячу плакатов и 10 тысяч листовок. За два выходных дня я собрала дeньги, и получилось сделать еще второй тираж – там было побольше. На второй тираж даже удалось нанять расклейщиков – это Макс мне посоветовал.

Е.АЛЬБАЦ: По квартирам ходили?

В.КИЧАНОВА: Да, ходила, но не весь район обошла. Ходила во время сбора подписей и перед встречами несколько домов обошли – я брала своих друзей, потому что одной немножко страшно ходить, - звонили. Я рассказывала, что я кандидат в депутаты, вот моя программа, будет встреча – приходите. Многие довольно позитивно реагировали.

Е.АЛЬБАЦ: А как реагировали на Либерторианскую партию в одном из самых бедных районов Москвы?

В.КИЧАНОВА: Во-первых, они таких слов не знают, во-вторых, до этого обычно не доходило - мало кто спрашивал, какие политические взгляды, в основном спрашивали, где живу, сколько лет, и где можно про меня почитать.

Е.АЛЬБАЦ: Максим, свои тратили?

М.МОТИН: В основном свои.

М.КАЦ: Я тоже. Занимал, но маленькую часть собрал.

М.МОТИН: Мне тоже немного перечислили. Но моя кампания была не такая дорогая - 30 тысяч рублей про все у меня заняло. Я просто сам ходил, несколько друзей мне помогали расклеивать. Могу сказать, что когда обходишь квартиры лично, около 2 тысяч квартир, - понятно, что именно благодаря этому я и победил, но ключевой момент - я лично познакомился с очень большим количеством людей, которых я вижу в качестве своих помощников по изменению ситуации в районе. Я увидел несколько тренеров детских секций.

Е.АЛЬБАЦ: У вас везде футболисты?

М.МОТИН: нет, было каратэ, волейбол, была одна замечательная женщина, говорит – мне 58 лет я сижу дома, - сделай секцию для пенсионеров, чтобы был тренер, чтобы он нас всех вместе выводил. Почему нет? Это же элементарно сделать.

Е.АЛЬБАЦ: У вас в печатниках кошмарный цементный завод.

М.МОТИН: Да, цементный элеватор – это наш бич. Но останкинский суд 22 января уже принял окончательное решение его закрыть, правда, он заработал вновь. Мы подняли панику, привезли прокуратуру, телевидение - опять его закрыли. Сейчас они уверяют, что все оттуда переезжают, на сегодня вывезли якобы 97%, и осталось увезти 3%, и они его закроют.

Е.АЛЬБАЦ: Еще у вас предприятие сточных вод.

М.МОТИН: Это Курьяновские очистные сооружения, на него очень жалуются, мы сегодня с Бирюковым много на эту тему разговаривали.

М.КАЦ: Но сточные воды должны где-то очищаться.

М.МОТИН: Да, если их не будет, то Москва просто задохнется, это базовое, стратегическое заведение для Москвы.

Е.АЛЬБАЦ: Такое есть во всем мире, но не везде воняет.

М.МОТИН: Да, там есть запах, и, безусловно, нужно с этим что-то делать.

Е.АЛЬБАЦ: Тут мы прервемся на новости и рекламу и затем вернемся в студию.

НОВОСТИ

Е.АЛЬБАЦ: Продолжаем программу. Александр Донской, бывший мэр Архангельская вас спрашивает, какая главная проблема вашего района и как ее будет решать.

М.КАЦ: Мне предлагали в листовке написать главную пробелу района, которая беспокоит всех жителей, чтобы на этом построить кампанию – я не нашел в Щукино ни одной большой и серьезной проблемы, специфичной для Щукино. Все либо общегородские – пробки, машины на тротуарах, неудобный вход в метро, либо остальное все нормально.

Е.АЛЬБАЦ: Но вы говорили, что 80% дворов рассчитаны на 5% граждан.

М.КАЦ: Да, но это общегородская проблема.

Е.АЛЬБАЦ: К Собянину будете ходить?

М.КАЦ: Не исключено. Во-вторых, может быть, внутри Щукино мне придется это поменять. Как у нас выглядят дворы? - 70% - парковка, которой пользуется 30% населения. Оставшийся кусочек дворовой территории – детская площадка, это 5% населения, дети от 4 до 10 лет. Это, конечно. Самое важное, но неправильно, что для них вся инфраструктура, а для всех остальных возрастов, которым нужна беседка, просто лавочка, "вай-фай», какие-то такие вещи – пенсионерам нужно поиграть в беседке в домино, - такой инфраструктуры нет вообще. В результате на улице мы не видим нормальных людей, а видим либо тех, кто гуляет с собачкой, либо детей, для которых есть инфраструктура, либо алкоголиков, которым никакая инфраструктура не нужна, они могут в луже валяться.

Е.АЛЬБАЦ: И как вас научили в Копенгагене решать эту проблему?

М.КАЦ: Нужно, чтобы придворовые территории соответствовали составу жителей. Если 5% населения составляют дети, у них должно быть 10% двора, если есть пенсионеры - им нужны беседки, лавочки – это 12; двора. Все на самом деле очень просто, никаких инвестиций не нужно, никаких глобальных структурных изменений, просто росчерк пера, вот этого хочу добиться.

Е.АЛЬБАЦ: Вопрос из Екатеринбурга: «С градостроительством в Екатеринбурге беда, как правило, реакция чиновников на протесты по вырубке скверов и хаотичной застройки, никакой. Как, не имея депутатского мандата, можно противостоять бездумному перелопачиванию города, и может ли один депутат против десятка повлиять на ситуацию?»

М.МОТИН: Не обязательно депутат, любой человек может повлиять. Мы просто не верим, у нас немножко такая психология – я, когда ходил по квартирам, с этим сталкивался, большинство говорит: какая разница, т ну, проголосуем за тебя, но даже если тебя изберут, ты ничего седлать не сможешь – у людей апатия, они не верят во власть, не верят, что им кто-то может помочь и среагировать на их адекватные вопросы. Я убежден, что в вопиющих ситуациях достаточно придти в управы, написать грамотное письмо, а не скандалить, написать такой же запрос в прокуратуру и внимательно отслеживать, что с этим письмом – на него будет однозначный ответ. Я сегодня уже рассказывал о письме якобы от моего имени написанное Собянину, которое нашло адресата.

Е.АЛЬБАЦ: О чем люди писали?

М.МОТИН: Люди от моего имени написали Собянину, что якобы глава управы работает плохо, что Зотов работает плохо, всех надо увольнять, оставлять только Путина и Собянина. И это письмо за 10 дней вернулось обратно, и я о нем, наконец-то, узнал – понятно, что это провокация. Но официальные письма работают. Просто нужно не думать, что кто-то вместо тебя это напишет – нужно придти и написать. Как мы работали с цементным элеватором – жители писали письма в прокуратуру, добивались, и в итоге добились своего.

М.КАЦ: У меня другая позиция. Мне кажется, что изменения городской среды снизу невозможны. Потому что люди воспринимают город как данность – вот есть гора, надо идти вверх, есть парковка – надо обходить машины. Во-вторых, они не знают, что нужно делать. Снизу запросы обычно не соответствуют науке.

М.МОТИН: Мы говорим про запрет строительства или вырубки.

М.КАЦ: Ну, это да.

В.КИЧАНОВА: Надо быть модератором в данном случае, правильно сказал Максим. Депутат должен знать закон, знать к кому пойти и как составить заявление.

М.МОТИН: И Максим правильно говорит цифрами - сколько людей живут в каком доме. У нас было два таких случая – была детская площадка, которая всех устраивала, ее снесли, и построили площадку для детей от 7 лет, а в этом доме большинство маленьких детей. Площадка пустует, а детям играть негде. И был другой случай – я лично писал письма, чтобы положили лежащих полицейских перед опасным поворотом, где было много ДТП – добились, обрадовались, а потом его убрали. Выяснилось, что кто-то пришел в управу, написал письмо, что из-за лежащего полицейского грузовики создают ночью шум, и их убрали.

М.КАЦ: Это легитимная проблема, значит, можно светофор ставить.

М.МОТИН: Правильно. Но если бы был депутат, который бы собрал мнения людей, - может быть, нашел не кондового полицейского по 30 сантиметров, а можно просто вытянутую насыпь сделать - уверен, он создает меньше шума, но проблему решает. Нужно быть модератором, правильно Вера говорит.

Е.АЛЬБАЦ: Ивлев: «Неужели вы всерьез думаете, что молодежь способна что-то противопоставить воровской коррумпированной чекистской машине, которая всех закатывает в асфальт?»

М.КАЦ: Вот это прямо ко мне. Как только я появился на горизонте всей этой щукинской истории, там сразу началась просто адская движуха, весь этот муравейник стал бурлить, люди не очень понимают, что делать – пришли камеры, пришла публичность вдруг, и то, что они решают за заседании комиссии вдруг обсуждают 30 тысяч человек – все меняется. После этого обсуждения на следующий день провели новое заседание, и все что было, исправили. То есть, из-за одного человека, на которого нельзя надавить, потому что у меня весь бизнес в другом месте, дeньги в другом месте, мне от них ничего не надо. Н меня надавить в плане дeнeг невозможно, кроме угроз. Но приход одного такого человека все меняет в органе. Это миф, что ничего не меняется.

Е.АЛЬБАЦ: А угрозы были по 5-му пункту?

М.КАЦ: На самом деле это был один момент на избирательном участке 2997, куда я пришел смотреть за процедурой подсчета – там почему-то все стали нервничать, заместитель председателя участка, который там был, стал кричать, что я позор русского, еврейского и всех прочих народов, так как он сам представитель еврейского народа. А потом пришли люди в кожаных куртках, наблюдатели от Литовченко, это председатель местно «Единой России», пришли, подошли близко: куда ты лезешь, - это было немножко необычно и страшно. Хотя потом я с ними разговорился, пообщался, и все стало нормально, и зам.председателя я потом позвонил и извинился, но сама эта история была странной. Но это ничего не останавливает, реально приход нового человека в это болото все меняет.

В.КИЧАНОВА: У меня не так эпично как у Макса, но похоже. У меня, когда я в первый раз пришла с документами посмотрели, что вот пришел ребенок поиграть. А через неделю председатель комиссии читал мой блог и каждый раз, когда я приходила в ТИК, намекал - почему об этом написали, а это умолчали? Или фотографию почему не повесили?

Е.АЛЬБАЦ: То есть, то, что вы делаете транспарантной историю, это меняет правила игры.

В.КИЧАНОВА: Мне кажется, да. Посмотрим попозже. Когда у нас была первая встреча, и нам выдавали удостоверения и там человек средних лет от «Единой России», который тоже прошел, сказал – я читал блог в течение всей кампании, подумал тоже завести блог. Одна из моих идее была, чтобы создать площадку в интернете, соединяя людей с их проблемами и нас, с нашими рычагами. И мы думали, как бы убедить остальных, что это надо, но они сами начинают это ценить.

Е.АЛЬБАЦ: Максим, а вы где сидите?

М.МОТИН: В ЖЖ. Я согласен, что это однозначно нужно, но я неожиданно узнал, что меня урководитель муниципалитета якобы 40 минут в неделю по скайпу отвечал на вопросы жителей.

М.КАЦ: У нас тоже. Видимо, им сверху это спустили директиву.

М.МОТИН: Да, но это неважно. Но я вот какую вещь хотел сказать – от всей души хотел бы поблагодарить Путина и Медведева. Потому что если бы не эти два человека, которые умудрились за последние полгода совершить такое количество политических- ошибок, то наше появление здесь было бы невозможно. Потому что такая апатия власти, такая агония – в хорошем смысле – позволила нам пойти абсолютно спокойно в политику. И люди устали от того, кто был, от того, кто сейчас. Они смотрят на нас - ну, мы моложе, у нас больше энергии, возможностей и энтузиазма, хорошего, и мы идем в политику и власть – менять ее изнутри. Ни с кем не ругаться и не ссориться, мы не перевираем факты, а просто пишем о том/, что видим каждый день, о каких-то конкретных вещах, просьбах, и как мы их пытаемся решать. К этому власть пока не готова.

Е.АЛЬБАЦ: Дмитрий Мезенцев спрашивает вас – не сломает ли вас власть, не скурвитесь ли вы? Это вопрос, который многих занимает. Вы вдруг стали популярными, это само по себе тяжелое испытание, но к вам будут подходить всякие люди, предлагать дeньги, большие или маленькие, объяснять вам, что лучше сюда не лезь, иначе мы ноги переломаем - мы, же живем в определенной стране, городе и ситуации. Это важная история.

М.КАЦ: Мне кажется, сломать можно бойца или борца против власти. Так как я не борец, а мне хочется просто привнести адекватность в управление городом…

Е.АЛЬБАЦ: А у вас богатый комплекс «Алые паруса», стоянки яхт. К вам придут, скажут - Кац, ты должен все понимать, помоги получить местечко?

М.КАЦ: Буду отказываться. С «Парусами» есть о чем поговорить – у них закрытая набережная, которую ему можно предложить открыть для местных пенсионеров.

Е.АЛЬБАЦ: Они будут счастливы.

М.КАЦ: Есть примеры – в Швеции богатый район открыл набережную для местных жителей, и все были счастливы. Потому что сейчас они выходят на набережную, и там никого нет, а тут выйдут - а там местные пенсионеры гуляют. Конечно, алкашей надо оттуда гнать. Но, наверное, мнение руководителя «Алых парусов», скорее всего, отличается от того, что скажут жители через полгода работы такой набережной.

Е.АЛЬБАЦ: И как будете отстаивать?

М.КАЦ: Пока не знаю, я не знаю, как там работают инструменты. Но мне кажется, что если не вести агрессивную борьбу, не говорить, что всех надо посадить, сместить и угробить, не будет агрессивной реакции.

Е.АЛЬБАЦ: Слова Путина «на нары» произносить не будете?

М.КАЦ: Нет, я никогда их не произносил и раньше, до избрания яг ворил, что я нейтральный, не оппозиция и не про-власть, и сейчас у меня такое же мнение. Хотя мне уже намекали, что лучше туда не лезть, но это было очень «лайтово», мягко, не жестко.

М.МОТИН: Я согласен с Максимом – смотря какую цель ставим перед собой, достигнув должности депутата. Я считаю, что мы должны делать больше, делать конкретные маленькие дела, и именно по ним о нас и будут судить. Медийность и популярность пройдет быстро, через 2-3 недели, о выборах забудут.

Е.АЛЬБАЦ: За вами будут следить.

М.МОТИН: Замечательно. Но главная наша задача - через полгода отчитаться и предъявить миру конкретные дела, которые нам удалось сделать.

Е.АЛЬБАЦ: Запомним это – через полгода в студии встретимся.

М.МОТИН: Потому что если мы ничего за это время не сделали, а избирались, только чтобы попиариться, - даже не говорю про то, что мы себе испортим политическую карьеру, но испортим и многим другим, таким же молодым и активным людям, которые на нашем примере захотят пойти и что-то сделать если мы провалимся, то люди потом и им не поверят. То есть, мы несем ответственность не только за наше поколение, но и то, которое будет через 4-5 лет избираться. Поэтому нам нужно не меньше говорить, но делать конкретные дела.

Е.АЛЬБАЦ: Вы думаете, что будете дальше идти в политику?

М.МОТИН: Если получится в Печатниках, то пойду дальше.

М.КАЦ: Мои идеи больше на городском уровне работают, Я очень хотел бы пойти дальше, может быть, в Мосгордуму - есть известные трудности с избранием в округе, где миллион человек, может быть, в исполнительную власть в другом городе, - мне интересно решать общегородские проблемы, нежели районные. На самом деле я сомневаюсь в своих способностях решать локальную проблему, они слишком увязаны с городской инфраструктурой. Я очень хочу сделать наземный пешеходный переход около метро, потому что многие перебегают. Есть четкая политика Собянина, там, где есть подземный переход, убирать светофоры. На мой взгляд, она неверная, но я ее никак не смогу поправить, для этого мне надо либо говорить с Собяниным, либо попасть в его команду.

М.МОТИН: Мне кажется, что сейчас у нас у каждого есть сильные качества – кто-то силен в организации дворовых территорий, я силен, например, в спортивных площадках, - каждый из нас силен в какой-то отрасли. Нам нужно вариться не только в соку собственного района, а объединяться, делать типовые решения по всем районам.

Е.АЛЬБАЦ: Координатор общественной коалиции в защиту Москвы Елена Ткач, избранная муниципальным депутатом в Пресненском районе Москвы выступила с инициативой создания объединения фракции народного большинства, объединяющей депутатов, избранных по спискам оппозиционных партий или независимых депутатов. Максим: «Предлагаю разработать и опробовать в Москве систему интерент-контроля, где каждый житель дома или уполномоченный подъезда может отмечать выполненные ЖСУ работы, заявки на ремонт» призывает наладить контроль за ЖКХ.

М.КАЦ: В связи с тем, что в Щукино жители сообщил, что проблем с ЖКХ серьезных нет, не знаю, что здесь сказать.

В.КИЧАНОВА: В идеале было бы хорошо, если бы был сайт, на котором проблемы могли быть разделены по категориям и люди могли их отмечать.

Е.АЛЬБАЦ: Как в «РосЯме».

В.КИЧАНОВА: Да. Было такое же по поводу нарушений милиции – можно было бы что-то такое сделать. Я бы дополнила Максима - мне 20 лет и у меня действительно нет опыта и знаний в разных областях, но я знаю людей, которые знают разные вещи – кто-то может помочь организовать ТСЖ, кто-то - помочь нарисовать, как должна проходить велосипедная дорожка.

Е.АЛЬБАЦ: Вы понимаете, что у вас будут проблемы с личной жизнью?

В.КИЧАНОВА: Почему?

Е.АЛЬБАЦ: По опыту.

В.КИЧАНОВА: Пока меня политика сводит с интересными людьми.

Е.АЛЬБАЦ: Как ваши близкие отнеслись к вашему избранию?

М.КАЦ: Меня моя бабушка, которой я передаю привет, регулярно мне говорит – ну, куда же ты лезешь? При этом очень помогает – помогала собирать подписи и с кампанией. Реально есть круг людей, которые говорят - сиди спокойно, ничего не делай, не лезь. Но в целом поддерживают.

М.МОТИН: У меня жены нет, а родители отнеслись абсолютно нормально.

Е.АЛЬБАЦ: Девушка есть?

М.МОТИН: Так получилось, что пока нет.

Е.АЛЬБАЦ: Понятно. Прохоров и вы.

М.МОТИН: Да нет, на самом деле нормально отнеслись. Мы не делаем ничего такого кардинального, из ряда вон выходящего. Мы проявили гражданскую позицию. У нас люди отвыкли, что кто-0то проявляет свою гражданскую позицию. Сейчас это расценивается как подвиг, а это обычная позиция – мы занялись общественной работой в нашем районе. Без зарплаты, за то теперь нас проездной на метро теперь будет.

Е.АЛЬБАЦ: Любая публичная деятельность накладывает ограничения на личную жизнь.

М.МОТИН: Безусловно. Но до этого я был руководителем пресс-службы футбольного клуба, был публичным человеком - у меня ничего в жизни не изменилось.

Е.АЛЬБАЦ: Что вы понимаете под словосочетанием «общее благо» - либертоираныцы не любят этот термин.

В.КИЧАНОВА: Да. Я скорее вместо "общего блага" признаю тактические общие цели. То, из чего состоит гражданское общество, когда люди понимают, что коллективно решать проблему проще и эффективнее, чем по отдельности. И это образует тактический союз, люди объединяются, чтобы построить вместе дорожку велосипедную, или создать в доме ТСЖ и не накручивать на это ценностей.

Е.АЛЬБАЦ: Макс, сделать мир лучше - эта идея привлекательна?

М.КАЦ: Я не люблю этого пафоса: я пошел делать мир лучше – не люблю популистскую позицию. Иду, потому что мне это интересно, это моя самореализация, мне нравится этим заниматься.

Е.АЛЬБАЦ: А за эту популистскую позицию люди гибли и шли на эшафот в истории.

М.КАЦ: Я не верю, что какой-то человек может искренне делать что-то для общего блага. Я делаю что-то для самореализации.

Е.АЛЬБАЦ: Максим?

М.МОТИН: Я верю в идею, что я хочу сделать лучше, но руководствуюсь таким принципом, что если для меня это хорошо, то наверное, это будет хорошо и другим жителям моего района.

Е.АЛЬБАЦ: Вы все трое индивидуалисты. Замечательно.

М.МОТИН: Я считаю, что принцип, когда ты поступаешь так, как хотел бы, чтобы поступили относительно тебя, он правильный и гуманный. Я им и руководствуюсь в жизни.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо большое. Мне было очень любопытно. Договорились – через полгода встречаемся в студии. Мы завершаем программу, услышимся через неделю.
58

Бонусы Pokeroff

Holdem Manager 2 в подарок!
VIP
Групповые тренировки с ПРО
Курс МТТ от гения
26 комментариев
    Добавить комментарий
    Комментировать без регистрации
      

    На указанную почту придет ссылка для подтверждения

    Отменить

    Узнай первым
    о важных новостях

    Мы будем присылать уведомления
    горячих новостях и статьях!

    Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

    Хочу знать!Буду оставаться в неведении

    Livechat