Небольшая математическая заморочка :) Не покер.

AlexMcGregor +698 122057

– Молчите-молчите! – воскликнул барон. – Не надо взаимных комплиментов, это все пустое… Видите ли, в чем дело, друг мой. Неправильно будет, если барон станет давать дeньги просто так. В то время как дети трущоб голодают, в то время как мастеровые ютятся в маленьких хижинах, в то время как мастерицы-златошвейки молят о новом доме родовспоможения… Что скажут о бароне, ко–торый запросто раздает золотые туда-сюда?

– Я был бы счастлив предложить свои… наши услуги вашему высокоблагородию, – выдавил из себя Щавель.

– Золото? Бессмертие? Прогноз погоды? – заинтере–сованно спросил барон.

– Ну, есть некоторые неподвластные нам области ма–гии… – промямлил Щавель.

– Да, да… Маги предпочитают швырять огненные ша–ры, испепелять города, призывать монстров… – кивнул барон. – Что ж. Тогда… предлагаю поиграть. Пусть случай нас рассудит!

– Шахматы? – с надеждой спросил Щавель. – Или карты?

– О нет!

Барон взмахнул рукой и указал на три одинаковые двери, ведущие из зала.

– Это моя любимая игра, – сказал он. – За этими дверями… эй, герольд, распорядитесь! За двумя дверями будут стоять козы. За третьей – карета. Ну, карета туда не влезет, там будет лежать колесо от кареты. Принесите колесо, быстро! Вы укажете на одну из дверей. Если там будет коза – вы на год останетесь у меня в услужении. Если карета…

– То есть колесо, – мрачно уточнил Щавель.

– Верное замечание! – согласился барон. – Если ко–лесо, то я дам вам свою личную золоченую карету, охрану, повара с запасом продуктов… эх, даже вина из собственных подвалов! И вас отвезут в Столицу.

Щавель нахмурился и сказал:

– Боюсь, господин барон, что на таких условиях…

– Вы ошеломлены моей добротой! – воскликнул ба–рон. – И, конечно же, не рискнете нанести мне оскорбле–ние, отказавшись!

Щавель замолчал. Барон расплылся в улыбке. Трикс сглотнул, потому что горло вдруг пересохло, и шагнул вперед:

– Ваше высокоблагородие!

– Да зови меня по-простому, «мой барон», – сказал Исмунд. – Мы же с тобой оба благородные люди.

– Мой барон, доверьте процедуру выбора мне, – сказал Трикс. – Для господина Щавеля это слишком простое испытание, будет нечестно с нашей стороны, если выбор сделает он.

Щавель выпучил глаза, но ничего не сказал.

—Я не против, – быстро сказал барон. – Но учти, юно–ша, никакой магии! Мои волшебники будут следить за ходом игры… честно говоря, они уже давно следят через потайные отверстия в стенах и потолке.

—Никакой магии, – согласился Трикс. – Только я предложил бы чуть-чуть изменить условия.

—Ну? – заинтересовался барон.

—Пусть слепой случай не мешает игре. Давайте я буду выбирать десять раз… нет, девять, чтобы не было ничьей. Если чаще встретится коза – то мы служим вам целый год. Если чаще попадется колесо от телеги – то мы уезжаем.

—По результатам девяти испытаний? – Барон рас–хохотался. – С удовольствием, малыш!

Щавель резко повернулся к Триксу, обнял его, прижал к себе и, принужденно улыбаясь, прошипел на ухо:

—Ты сошел с ума! У нас всего один шанс из трех по–бедить! А если мы сделаем девять попыток, то уж точно проиграем! Это элементарная математика!

—Не надо благодарить, учитель! – громко ответил Трикс, высвобождаясь из цепких рук Щавеля. – И еще одно уточнение, господин Исмунд. Когда я выберу дверь, то останутся еще две двери, правильно?

—Ну.

—После того как я сделаю выбор, не могли бы вы от–крыть одну из этих двух дверей? Ту, за которой точно будет коза. А я после этого подумаю… и, может быть, сме–ню свой выбор. С той двери, на которую указал сначала, на третью, которая еще не открыта.

—Ну и что это изменит? – спросил Исмунд.

Трикс не ответил.

– Так… – Барон задумался. – Так… Тут какая-то хи–трость… Если подумать… Да ты не дурак! Не дурак… Вы–бирая из трех дверей, ты имеешь один шанс из трех. А ес–ли уж я раскрыл одну дверь, за которой козы, то у тебя будет один шанс из двух. То есть наши шансы будут равны. Умеешь считать, умеешь! – Он засмеялся.

Трикс скромно промолчал.

– Хорошо, – кивнул барон. – За хорошее знание ариф–метики готов принять твое предложение. А может, не бу–дем зря мучиться? Используем всего две двери? Коза и карета. Все по-честному.

– Да лучше уж помучиться, – сказал Трикс.

– Вот это уважаю, – кивнул барон. – Вот это люблю. Настоящий игрок не стремится сыграть быстро! В игре, как и в любви, скорость – не главное!

Подошел герольд, что-то шепнул барону.

– Отвинтили и принесли колесо. – Барон потер ру–ки. – Ну-с! Приступим!

– Ты все равно сошел с ума, – тихо сказал Щавель. – Все равно. Один шанс из двух. Лучше пойдем пешком!

– Господин волшебник, доверьтесь мне! – прошептал Трикс.

Щавель вздохнул.

– Все-все-все, условия приняты! – весело сказал Ис-мунд. – Все совершенно честно! Никакого подвоха! Пан или пропал, карета или коза! Ох, люблю я такие игры! Выбирай!

– Вот эта. – Трикс наугад ткнул в левую дверь.

– Прекрасно, – кивнул барон. – Так-с…

Он подошел к дверям, заглянул за каждую по очереди. Потом открыл центральную дверь и спросил:

– Оставляешь дверь или меняешь?

Лицо барона было абсолютно непроницаемым.

– Меняю, – сказал Трикс. – Откройте правую.

Барон пожал плечами и открыл правую дверь. За ней лежало каретное колесо.

– Повезло, – сказал он. – Надо было тебе не гневить удачу, соглашаться на одну игру. Эй, поменяйте все мес–тами!

За закрытыми дверями послышалась возня.

– Какую дверь выбираешь?

– Опять левую, – сказал Трикс.

Барон вновь заглянул за двери и открыл правую.

– Меняю на центральную, – сказал Трикс. За центральной дверью обнаружилось колесо.

– Тебе везет, – сказал барон.

После третьего выигрыша барон на некоторое время задумался.

—Ты читаешь по моему лицу, – сказал он. – Я слышал о таких тонких физиономистах!

—Пусть мне завяжут глаза, мой барон! – предложил Трикс.

Барон лично завязал глаза Триксу, после чего игра на–чалась заново.

– Меняем, – раз за разом отвечал Трикс. – Меняем. И снова меняем. И опять меняем дверь!

После того как счет стал 6:3 в пользу Трикса (милень–кая белая козочка появлялась за дверью лишь трижды, шесть раз Трикс указывал на колесо), барон подозвал ге–рольда.

—Принеси вина, – распорядился он. – Нам предстоит долгое и трудное пари.

—Но ведь девять раз уже было… – начал Трикс.

—Я тебе навстречу пошел? – возмутился барон. – Вот и ты пойдешь! Проводим серию из ста угадываний.

За дверью кто-то тяжело вздохнул.

– Да, козам – травы, слугам – плетей! – рявкнул ба–рон. – Нет, слуг вообще замените! И меняйте после каж–дых десяти туров!

– Как скажете, мой барон, – сказал Трикс.

Еще после двадцати испытаний Исмунд призвал своих волшебников и велел им наблюдать за Щавелем и Триксом более внимательно. Впрочем, недоумение на лице Щаве–ля было неподдельным.

– И снова меняю! – провозгласил Трикс в сотый раз.

– Шестьдесят семь колес, тридцать три козы, – подвел итоги Радион Щавель. – Мы выиграли, ваше высокобла–городие.

Исмунд погрузился в глубокие раздумья. Потом начал размышлять вслух:

– Этого не может быть, но это произошло… Итак. На–чали мы с того, что я предложил вам сыграть, имея на выигрыш один шанс из трех. Это я понимаю. Мальчик…

– Называйте меня просто – юный подаван, – скромно сказал Трикс.

– Юный подаван, – без спора согласился Исмунд, – предложил другой расклад. После выбора им двери я открываю одну из оставшихся дверей, обязательно ту, за которой коза. И он получает возможность изменить свой выбор. Таким образом юный подаван уравнял наши шан–сы. Теперь остается только дверь с козой и дверь с каре–той! Так?

Трикс пожал плечами.

– Но тогда карета должна была выпасть пятьдесят раз! – выкрикнул барон. – И коза пятьдесят раз! Шансы-то один к одному! А у тебя почему-то получается два к одному в твою пользу!

Трикс потупился.

– Ты не колдовал? – спросил барон с надеждой. – Признайся, а? Если колдовал – я все прощу. И карету дам. И отпущу. Даже добавлю сто золотых!

– Скажи, что колдовал, – посоветовал Щавель.

– Врать нехорошо, – вздохнул Трикс. – Нет, никако–го колдовства.

– Но это противоречит арифметике! – Барон воздел руки к небу, точнее, к потолку. – Этого не может быть!

– Ме-ме… – проблеяла усталая коза.

Исмунд вдруг широко открыл глаза и хлопнул себя по лбу:

– Да как же я сразу не понял! Коз увести. Заложить карету. Повару собрать дорожный набор продуктов и при–готовиться к отправлению в столицу.

– А что вы поняли? – удивился Трикс.

– Да ты просто счастливый мальчик! – Барон сиял. – Ты, наверное, в рубашке родился. Или в ночь, когда по диску полной Луны проходил хвост кометы. Ну конеч–но же! Я слышал о таких, как ты. Вам всегда и во всем везет… не зря же ты спасся при перевороте и сейчас не в рудниках землю роешь, а волшебству учишься… Все по–нятно! Ты прирожденный счастливчик. Удачник, так еще таких называют!

Трикс развел руками.

– Ты меня неплохо наказал за самоуверенность, – приходя в доброе расположение духа, сказал барон. – Ах, шельмец! Но я не хотел бы быть таким, как ты. Это же никакого удовольствия от азартной игры не получишь! Вот тебе… от меня лично, и тебе лично, Порею не от–давай…

В руки Трикса легло пять золотых, отсчитанных ще–дрой баронской рукой.

– Но играть в моем баронстве тебе отныне запреще–но! – Исмунд погрозил ему пальцем. – Ни в карты, ни в шашки, вообще ни во что! Приходите к вечеру, карета будет ждать вас.

Едва Трикс и Щавель покинули дворец барона, как волшебник цепко ухватил Трикса за плечо и оттащил в проулок.

– Берите, – покорно полез в карман за монетами Трикс.

– Твои, честно заработал, – отмахнулся волшебник. – Оставь себе. Но ты меня чуть в гроб не вогнал! В счаст–ливчиков и удачников я не верю, так что… Признавайся, что за жульничество ты использовал?

– Никакого жульничества! – Трикс даже чуть-чуть обиделся. – Арифметика.

– Я тоже, к твоему сведению, умею считать, – сказал Щавель. – За одной дверью коза, за другой карета. Шан–сы – один к одному.

– Да нет же! – воскликнул Трикс. – И барон, и вы забываете про третью дверь! Про ту, которую он открыл!

– Так при чем тут эта дверь? – удивился Щавель. – Ее, считай, и нет больше. Выбираем из двух.

– Нет, из трех! – упорствовал Трикс. – Мы выбираем из двух дверей, одна из которых открыта, а за другой не–известно что, и одной, выбранной мной вначале, за кото–рой тоже неизвестно что. То есть если поменять выбор и выбрать две двери, то у нас будет два шанса против одно–го! Так и получилось!

– Ты меня не путай! – вспылил Щавель. – Я не идиот! При чем тут открытая дверь, за ней все равно коза! Оста–лось две двери! За одной коза, за другой карета. Ты выби–раешь между ними. Шансы должны быть один к одному!

– Нет, надо считать и открытую дверь, – уперся Трикс. – Мне про это рассказал один папин слуга. Ну, не про двери, конечно. Он так в наперсток играл. Три наперстка, под одним – шарик.

– Ну да, шарик-малик, старинная и малоуважаемая самаршанская игра, – кивнул Щавель. – Вся на ловкости рук построена.

– Да не на ловкости рук! На математике! Когда чело–век в нее играет, он на один наперсток показывает. Хозяин игры другой подымает – если там шарик, то он уже выи–грал. А если пусто, то говорит – менять свой выбор бу–дешь? Никто не меняет, все думают, что разницы нет. А она есть!

—Да ее не может быть! Две двери…

—Не две, а три! – Трикс так увлекся, что принялся орать на Щавеля. К счастью, и Щавель в пылу спора не обращал на это внимание. – Три, под одной шарик!

—Какой еще шарик?

—Малик! Ой, нет. Шарик под наперстком, а за две–рью – телега!

—Карета!

—Пусть карета!

—И не карета, а колесо! Ты меня не сбивай! – попра–вил Щавель.

—Да какая разница?

—И впрямь – какая? Почему ты выигрывал?

—Потому что я выбирал две двери из трех, а глупый барон – одну! У меня шансов было больше!

—Да почему же их больше? – взмолился Щавель. – Ты выбираешь из двух дверей, третья открыта. За одной дверью колесо, за другой коза. Местами они от твоего вы–бора не меняются. Где что – ты не знаешь. Шансы – один к одному! Но ты выигрывал в двух случаях из трех, почему?

—Потому что арифметика!

Щавель развернулся и твердым шагом направился к трактиру. Трикс виновато семенил следом. Он честно ста–рался объяснить Щавелю, в чем дело, но тот никак не мог его понять. Это частенько случается, когда человек, хоро–шо обращающийся с буквами, плохо ладит с цифрами.

Когда они вернулись в трактир, Щавель молча сгреб со стойки три глиняные пивные кружки, потом, хитро улыбаясь, купил у трактирщика две бутыли пива и одну – крепкой настойки. В комнате он налил все три кружки, закрыв глаза потусовал их по столу. Потом, хитро улыба–ясь, ткнул пальцем в одну из кружек.

– Я считаю, что настойка – тут! – заявил он. – Трикс, устрани-ка одну кружку с пивом!

Трикс понюхал кружки и отодвинул одну в сторону.

– Простой и наглядный эксперимент, – пояснил Ща–вель. – Хочешь сказать, что если я сменю свой выбор, то глотну настойки?

– Да, шансов на это станет больше в два раза, – пе–чально сказал Трикс.

Щавель глотнул. Поморщился, занюхал рукавом и ве–лел повторить эксперимент. Остановился он только после десятого глотка.

– Мешать крепкие напитки с пивом в такой пропор–ции – вредно для здоровья, – признал он. – Да, ты прав! Но я не пойму, почему так… почему? Разбуди меня через два часа, – вставая и направляясь к кровати, велел вол–шебник. – Или даже через три… Все-таки в этом скрыта какая-то ужасная, терзающая разум тайна…

– Арифметика, – упрямо сказал Трикс. Но Щавель уже его не слышал. Семь добрых глотков настойки и три глотка пива сделали свое дело – усталый и переволновав–шийся волшебник крепко уснул.

Трикс взял одну из недопитых кружек пива и уселся у окна.


(с) "Недотепа"

5

Бонусы Pokeroff

Holdem Manager 2 в подарок!
VIP
Групповые тренировки с ПРО
Курс МТТ от гения
12 комментариев
    Добавить комментарий
    Комментировать без регистрации
      

    На указанную почту придет ссылка для подтверждения

    Отменить

    Узнай первым
    о важных новостях

    Мы будем присылать уведомления
    горячих новостях и статьях!

    Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

    Хочу знать!Буду оставаться в неведении

    Livechat