У меня был крутой дедушка.

ПРО Begpo_CnupTa +8596 162779
"Сгорая падала ракета..."
Так 23 февраля 1995 года называлась статья моего дедушки в "Чеховском вестнике". В память о нём и других героях нашей Родины хочу донести до вас её содержание.



Владимир Иванович Неведров получил повестку из военкомата в августе 1942-го. Вырос он на прииске Заводский Челябинской области, был направлен в пехотное военное училище в город Березняки, откуда через полгода должен был выйти младшим лейтенантом. Но к весне 1943 года изменилась обстановка на фронте, и хотя до выпускных экзаменов оставалось совсем немного, курсантам присвоили сержантские звания, и всем училищем они отправились на фронт. Эшелон разгрузился на станции Елец, дальше сержанты шли пешим строем, продвигаясь к линии фронта. Их распределили по частям. Владимир Неведров стал наводчиком 45-миллиметрового орудия полковой батареи стрелкового полка. В мае они прибыли в прифронтовую полосу.

Газетная площадь не позволяет отразить весь боевой путь фронтовиков той войны. Но даже отдельные этапы высвечивают героизм и величие их подвига.

Здесь приводятся только отдельные эпизоды из боевого пути В. И. Неведрова, так, как он вспоминает их сам.

Шли по ночам. Тяжело было привыкать к таким маршрутам. Идешь за орудием, а тебя клонит ко сну. Иногда на ходу задремлешь, а рука отрывается от ствола орудия, за который держишься, потянуло в сторону, споткнулся, открыл глаза, а орудие уже впереди метров за двадцать, - бегом за ним. Постепенно стали привыкать.

Фронт уже рядом, где-то позади станция Верховье. Мы выкопали окопы и укрытия для лошадей, рядом с нами — замаскированный ветками бронепоезд, который по ночам уходит вперед и ведет огонь, а на день возвращается обратно.

Этот бронепоезд, видимо, обнаружила немецкая разведка. Однажды ранним утром, сменившись с поста, я лег поспать на траву, постелив шинель. Сплю и вижу во сне, как падает сбитый немецкий самолет просыпаюсь — в самом деле воют самолеты, пикируя на бронепоезд. Бомба в бронепоезд попала ни одна, зато угодила в походную кухню, где готова была на завтрак каша. Поставили еще варить, все же позавтракали, и вдруг в стороне — самолеты Ю-87. У немецких летчиков была тактика внезапно заходить на цель с тыла, так оно и произошло. Мы бросились в окопы. Рядом — взрыв страшной силы. Бомба разорвалась в укрытии, где находились лошади. Из трех десятков лошадей в живых остались четыре, погиб один ездовой, другой тяжело ранен. Так я узнал, что такое война.

Собрали свое имущество и на себе покатили орудия на огневые позиции. Когда уходили, захватили с собой конского мяса.

Ночью подошли к переднему краю. Я — наводчик орудийного расчета. Здесь много артиллерии разных калибров. Нас в расчете пять человек. Бывалые солдаты говорят, что перед боем не надо есть, ранение в живот тяжело будет перенести, но у нас, молодых, даже перед боем не пропал аппетит, и мы съели почти весь сухой паек.

Нужно прорывать сильно укрепленную оборону, где немцы сидят больше года. Уже ночь, но сна нет, завтра — бой. До переднего края 600-800 метров. Артподготовка. Ствол орудия стал горячим, ведем огонь по немецким траншеям. Над нами — грохот, сзади бьют реактивные установки «Катюши» и «Андрюши». И вот здесь я собственными глазами увидел, как после некоторых залпов «Андрюш» реактивные снаряды летят вместе с упаковочными ящиками. Недаром пленные немецкие солдаты говорили, что русские стреляют какими-то снарядами, которые летят прямо с гробами. Атакует наша пехота.

Усиливается огонь со стороны неприятеля. Загорелся наш танк Т-34, слева остановился подбитый КВ. Наблюдая в прицел за передним краем, я заметил, как беспрерывно ведет огонь по нашей пехоте пулемет противника. Ловлю его в перекрестие прицела, выстрел, пулемет замолчал.

Мы докатили орудие до края оврага. Здесь командир полка Долматов, он объясняет бойцам, что соседние полки слева и справа продвинулись вперед, а нам еще нужно взять высоту.

— Сейчас нужно обязательно всех поднять в атаку, — сказал он.

Но и эта атака захлебнулась. Идет время, уже за полдень. Впереди на нейтральной зоне стоит подбитый танк КВ, и оттуда слышен стук по металлу, вероятно, экипаж устранял повреждение. Командир посылает бойца, тот ползком добрался до танка и, вернувшись, доложил, что минут через тридцать танк будет исправен. Командир полка поставил задачу: посадить на броню десант из 10-15 автоматчиков, и когда танк, стреляя на ходу, двинется на немецкие траншеи, десант откроет огонь из автоматов, артиллеристы тоже поддержат огнем, в это время нужно поднять пехоту в атаку.

Танк с десантом рванулся вперед, мы открываем огонь по траншеям противника. Гремит «ура», наш расчет тоже хватает автоматы и тоже идет в атаку. Высота 259 взята...

Мы двигаемся вперед за пехотой. Осматриваем блиндажи. Фашисты закопали в землю целые срубы домов крестьян, покрыли их пятью-шестью накатами бревен. Жили они здесь вольготно, но мы их все же выбили.

Упорные бои на подступах к Орлу. Все светлое время над нами кружат немецкие бомбардировщики. После взятия Орла наступление пошло ускоренными темпами.

На пути деревня, в которой ни души. Улица наспех заминирована противопехотными минами, с этими минами мы знакомились еще в училище. Расчет первого орудия обезвреживает мины, и мы медленно двигаемся вперед.

Стремительным наступлением освобождены города Погар и Стародуб. К осени 1943 года мы вышли к реке Сож.

В декабре по льду севернее Рогачева переходим Днепр. Наше появление на другом берегу неожиданно, немцы захвачены врасплох. Километрах в пяти от берега наткнулись на огневые позиции немецких 150-миллиметровых гаубиц. Немцы бросили орудия, захватив с собой панорамы от прицелов. Осмотрев орудия, мы развернули их на 180 градусов, установив прицел на дальность 10 километров, зарядили. Сразу нажимать на спусковой рычаг не решились, а привязали к Спуску шнур, спрятались в окопы, дернули. Снаряды полетели вдогонку немцам из их же собственных орудий.

С ходу был захвачен плацдарм на реке Друть (приток Березины).

Уже близилась весна 1944 года, когда меня вызвал начальник артиллерии полка и сказал, чтобы я шел во второй батальон и принимал взвод 45-миллиметровых орудий. Сразу пришлось окунуться в большую и напряженную работу.

Как-то взвод находился на левом фланге плацдарма, на котором мы закрепились. Нужно переправить до 300 снарядов на каждое орудие. Мы должны участвовать в общей подготовке к наступлению и обрабатывать передний край противника, стреляя прямой наводкой. Ранним утром началась артподготовка. Из каждого орудия моего взвода было выпущено примерно по 150 снарядов.

Взмыли вверх ракеты, вперед пошла пехота. Ожесточенная перестрелка. Захвачена вторая траншея, батальон медленно продвигается вперед. Сильно мешают вражеские пулеметы. Приказано подавить огневые точки. В бинокль нашел позиции пулеметчиков, передаю координаты наводчику, но тот воспринимает трудно. Я подбежал к орудию, навел перекрестие прицела, выстрелил. Пулемет замолчал. Только хотел накрыть еще одну цель, как по мне открыли огонь сразу два пулемета. Пули ударяли об орудие. И здесь сильно ударило меня. Что было после — не помню. Дальше — госпиталь.

Сообщают, что взят Бобруйск. Выздоравливающих из госпиталя направляют в запасные полки. Оценив это, мы с бойцом (фамилии не помню) решили бежать из госпиталя и найти свою часть. Догоняли свой полк около двух недель, спали в сараях, питались чем придется.

Когда все же догнали, пошли к командиру полка и рассказали все, как было. Он сказал «молодцы» и отправил на кухню.

После побега из госпиталя я попал в резерв, но ненадолго. Ранило командира взвода 45-миллиметровых орудий и командиром назначили меня. Это уже на территории Польши.

На моих глазах гибнут товарищи, однополчане, друзья. В одном из боев снайперская пуля сразила старшего сержанта Николая Слепых, командира орудия, который
был тоже с Урала, и города Троицка Челябинской области. Мы вместе призывались и воевали в одной дивизии. Уже темнело, когда мы с Николаем, пригибаясь, двинулись поближе к пехоте для выбора новой огневой позиции. Встали оба на колени, Николай лопатой очерчивает примерную площадку для орудия. Вдруг выстрел из винтовки, и Николай, тихо застонав, упал на землю, он был мертв, пуля попала в сердце.

Мы сделали все, чтобы достойно похоронить своего друга, а утром в бинокль я увидел двух немцев в окопе примерно в 150-200 метрах — это были снайперы. В эту трагическую ночь мы с Николаем находились, на фоне подожженного трассирующей пулей стога сена и были видны как на экране, поэтому такой был меткий выстрел.

Мы отсекли этот окоп автоматным огнем и взяли тех немцев в плен. Боевые друзья Николая рвались по-своему отомстить за смерть своего командира, но подошла группа пленных немцев, и мы передали этих двух в общую колонну.

Наступление батальона приостановилось, пехота залегла. Командир батальона приказал мне выдвинуться на опушку леса и разведать, что за огневые средства мешают продвижению вперед. По опушке немцы вели минометный огонь, но я заметил замаскированный бронетранспортер, который вел огонь из крупнокалиберного пулемета. Выдвигать орудие на опушку было опасно, и я приказал расчету катить его за мной на руках. Выбрал позицию метрах в 20 от опушки, произвел расчет и скомандовал «огонь». Снаряд ударил вниз бронетранспортера. Пока заряжали орудие и меняли точку прицеливаний, вижу,—подошел другой бронетранспортёр. По всей вероятности, первым выстрелом мы повредили ходовую часть, и машина больше не могла двигаться, а немцы вызвали для буксира другой бронетранспортер.

Медлить было нельзя. Я скомандовал «огонь» и снаряд угодил туда, куда нужно. Там сдетонировал боезапас, оба бронетранспортера загорелись.

За сожжение двух бронемашин мне вручили орден Красной Звезды.

28 сентября 1944 года меня вызвали в штаб полка и приказали передать взвод в связи с тем, что я направлен в артиллерийское училище. Попрощался с боевыми друзьями, загудел паровоз, и мы поехали в тыл, в Астрахань, где находилось Сталинградское училище.

После его окончания служил в гаубичном полку. Как-то нас, молодых офицеров, стали агитировать представители военно-воздушных сил перейти в десантные войска. Я согласился и к 1960 году совершил более 150 парашютных прыжков с разных типов самолетов.

В 1974 году в возрасте 49 лет я уволился из армии, повесил в гардероб военную форму.

Несколько лет прослужив в г. Чехове, я здесь и остановился. Долго работал военным руководителем в средней школе № 5 г. Чехова, передавал ребятам свой опыт и знания, рассказывал о боевом пути 348 стрелковой дивизии. Мы вместе вели поисковую работу. Военно-патриотическая работа в школе многогранна и обширна, и я отдавал ей все силы. Незаметно идут годы, мне уже 70, выросли, выучились дочери. Больше всего хочется, чтобы над их головой всегда было мирное небо.


А это 3-х летний я с моим дедушкой) Всем мирного неба и с 9 мая!
319

Бонусы Pokeroff

Holdem Manager 2 в подарок!
VIP
Групповые тренировки с ПРО
Курс МТТ от гения
16 комментариев
    Добавить комментарий
    Комментировать без регистрации
      

    На указанную почту придет ссылка для подтверждения

    Отменить

    Узнай первым
    о важных новостях

    Мы будем присылать уведомления
    горячих новостях и статьях!

    Так будут выглядеть оповещения, которые появятся на экране.

    Хочу знать!Буду оставаться в неведении

    Livechat